Отрывки из школьных сочинений

Самые смешные отрывки из школьных сочинений
P.S. Это просто атас 😀
• У Тараса Бульбы было два сына: один Остап, другой Бендер.
• На поле боя раздавались крики и стоны мертвецов.
• Сыновья приехали к Тарасу и стали с ним знакомиться.
• Когда Половцев снял папаху, на голове у него был голый череп, покрытый редкими волосами.
• Графиня ехала в карете с приподнятым, сложеным в гармошку задом.
• Младшая сестра носила на голове платок, старшая — ботинки.
• Князь Нехлюдов был светским человеком и мочился духами.
• Доктор дал барыне капли, и она сразу вырубилась.
• Hаташа Ростова хотела что-то сказать, но откpывшаяся двеpь закpыла ей pот.
• Когда туман рассеялся, князь увидел татаpо-монгольское иго.
• От страха его душа ушла в ботинки.
• Hекрасов был прикован к постели раком.
• «Хоть одним глазком взгляну на Париж…» — мечтал Кутузов.
• На балах он ухаживал за дамами, но скоро ему эти прибаутки надоели.
• По всей площади был разбросан различный мусор: камни, обрывки плакатов, куски дерева. Был и Ленин.
• Дед вылечил зайца и стал жить у него.
• Люди в парке посадили деревья и скамейки.
• Плюшкин наложил посреди комнаты кучу и долго ею любовался.
• Гитарист взял гитару и стал с ней играть.
• Гоголь страдал тройственностью, которая заключалась в том, что одной ногой он стоял в прошлом, другой приветствовал будущее, а между ног у него была страшная действительность.
• Навстречу шел отец. Девочка и собачка радостно залаяли.
• Андрей Болконский часто ездил поглядеть тот дуб, на который он был похож как две капли воды.
• От Чичикова понесла даже птица-тройка.
• Дубровский лежал на диване и смотрел телевизор.
• На борьбу с Гулливером поднялись все лилипуты, от мала до велика.
• После гражданской войны страна стала восстанавливать разруху.
• В отсутствие Онегина Татьяна часто ходила в его кабинет, где постепенно из девушки превращалась в женщину.
•. .. и в этой вот позе их и увидела няня… Это была родная няня Пушкина. … увидав, что они долго целуются, няня к ним присоединилась…
• У костра сидели два человека и одна женщина.
• Анна сошлась с Вронским совсем новым, неприемлемым для страны способом.
• Австралийский кенгуру имеет карман на животе, чтобы прятаться туда в случае опасности.
• Денис Давыдов повернулся к женщинам задом и выстрелил два раза.
тянутся по небу корневища трав.
• Достоевский сделал героиню своего романа матерью.
• Дни летели день за днем обгоняя друг друга.
• Доярка сошла с трибуны и на нее тотчас же влез председатель.
• Еж, жаба и ласточки помогают садовнику поедать насекомых.
• Капитанша рассказала о Пете Швабрине, которого отправили сюда за самоубийство.
• Археологи при раскопках нашли черепки древних людей.
• Комсомольцы трудились день и ночь, не покладая рук, не вставая с постели.
• В лагере мы жили по распорядку, нас поднимали и засыпали под горн.
• Маша имела сношения с Дубровским через дупло.
• Я мечтаю стать детским врачом, лечить щенков и котят.
• Маяковский засунул руку в штаны и вынул оттуда самое дорогое, поднял его высоко и сказал: «Я — гражданин Советского Союза».
• Так как Печорин — человек лишний, то и писать о нем — лишняя трата времени.
• Наполеон болел раком и умер на святой Елене.
• Прошли годы, и в сердце Татьяны Лариной не осталось к Онегину никаких чувств, кроме чувства любви.
• У Павки часто ночевал Жухрай. Это содействовало их сближению.
• У Скалозуба была прекрасная память, он хорошо помнил всех женщин, с которыми не служил.
• Он взял нож, и застрелился.
• Черта с два когда нибудь лисица получила бы сыр, притворись ворона глухой.
• У Онегина было тяжело на душе, и он поехал к Татьяне облегчиться.
• У Плюшкина было хобби: он коллекционировал все, что попадалось ему под руку.
• Ленский вышел на дуэль в панталонах. Они разошлись, и грянул выстрел.
• Хлестаков сел в бричку и крикнул: «Гони, голубчик, в аэропорт!».
• В горницу вошeл негр, румяный с мороза.
• Хочется сесть на вороного коня, белого как снег.
• Кобыла посмотрела на ямщика через плечо и заржала нечеловеческим голосом…
• У нее были карие глаза с веснушками на носу.
• Лермонтов родился у бабушки в деревне, когда его родители жили в Петербурге.
• Летом мы с пацанами ходили в поход с ночевкой, и с собой взяли только необходимое: картошку, палатку и Марию Ивановну.
• Онегин был очень нелюдим, поэтому, когда к нему приезжали гости, ему всегда подавали коня к заднему проходу.
• Из произведений Некрасова крестьяне узнали, как им плохо живется…
• В библиотеку вошли двое: мальчик и девочка. Они были братьями.
• Катерина никому не давала трогать своего собственного достоинства.
• Бедная Лиза рвала цветы и этим кормила свою мать.
• Вдруг Герман услыхал скрип рессор. Это была старая княгиня.
• Раскольников проснулся и сладко потянулся за топором.
• Гагарин стал первым проходимцем в космосе.
• Кактус упал на кота и взвыл от боли.
• Кровавое воскресенье еще раз показало, что царь мог стрелять не только по рабочим, но и по выходным.
• Когда я прочитал роман Горького , то сам захотел стать матерью.
• Герасим полюбил Муму и от радости подмел двор.
• Челкаш хотя и был пьяницей, но пользовался огромной популярностью среди мужской части населения городка…
• Мне очень нравится героиня романа Льва Толстого «Война и мир», особенно когда она танцует на балу со Штирлицем.
• Стоял плодоносный конец Августа.
• У мамы около рта появилась веселая улыбка.
• Его главная цель в жизни — есть добро ближнего.
• Летать на костылях непросто, но он научился.
• Отец умер, когда ему было семь лет.
• Князю Олегу предсказали, что он умрёт от змеи, которая вылезет из его черепа.
• «Нос» Гоголя наполнен глубочайшим содержанием.
• В шкафу стоят книги разных писателей, написанных Носовым.
• Когда Дубровский убил медведя, Кирилл Петрович не рассердился, а велел содрать с него шкуру.
• Между Есениным и Советской властью образовалась большая промежность.
• Пушкин был чувствителен во многих местах.
• Анна Коренинина не нашла ни одного настоящего мужчины поэтому легла под поезд.
• В приемной городничего были утки, гуси и другой хлам.
• Иго продолжалось целых 250 лет на территории СССР.
• Троекуров обладал большим богатством, противным характером и дочерью Машей.
• Мальчик вошел в комнату, опустил голову, и так стоял — вниз головой.
• Заяц впиявился в глаза охотника от испуга.
• Обезьяна вцепилась в дерево задними руками.
• Глаза вратаря, как и ноги бегали за мечом.
• Такие девушки, как Ольга, уже давно надоели Онегину, да и Пушкину тоже.
• Сашка был уверен, что его не отдадут под трибунал, а если и отдадут, то дальше передка не пошлют.
• Hа новогодней елке нас угощали конфетами и хлопушками.
• Герасим пожалел Муму, поэтому он решил ее накормить, а потом топить.
• Герасим учил плaвать ещё хуже, чем говорил.
• Великий русский художник Левитан родился в бедной еврейской семье.
• Отелло был душевным человеком.
• Рахметов был сильной личностью: он мог обходиться месяц без пищи, неделю без воды и день без женщин.
• У Чичикова много положительных черт: он всегда выбрит и пахнет.
• В старину обезьяны ходили голыми, а когда наступил ледник, они покрылись волосами, и это помогло им стать людьми…
• Если бы Герасим не был так сильно закрепощен, то он утопил бы не Муму, а свою барыню.
• Князь принял русалку за девушку, потому что не видел её ниже пояса.
• У этого жука огни на концах, которыми он сигналит самке.
• Они пошли за первым встречным Рюриковичем, который хотел отомстить за свою смерть…
• Можно часами наблюдать за закатом.
• В поход пошли одни девочки, кроме мальчиков.
• Старый князь Болконский не хотел свадьбы сына с Наташей Ростовой и дал ему год условно.
• Полководцы — смелые люди, они готовы рисковать жизнью других людей.
• Зайчик своим выражением лица звал на помощь.
• Во второй половине дня Печорин любил пить кофе со сливками общества.
• Заметили гончие зайца и спустили собак.
• На кортине Васнецова «Три Богатыря» Илья Муромец показан самым сильным из Добрыни Никитича и Алёши Поповича.
• На выставке собак присутствовали лайки, болонки, доги, бульдоги, водолазы, боксеры и судьи.
• Мы не забудем тебя, наш любимый Тарас Бульба, за твое мужественное героичество.
• Над головой васнецовой Аленушки летают ласточки. Они не боятся Аленушку, она не выстрелит в них из
ружья.
• Онегин ехал к своему умирающему дяде, приезжает и говорит: Скажи-ка дядя, ведь недаром, Москва, спаленная пожаром….
• Он лег в постель и уснул изо всех сил.
• У нас в лесу зимой не осталось ни одной певчей птицы, кроме вороны.
• Пролетариат взял власть для того, чтобы дать возможность всем почувствовать, как ему плохо жилось до революции.
• На переднем плане начинается тропинка. На заднем плане тропинка продолжается.
• Дворец был построен крепостными руками графа Шереметьева.
• Наташа купила полтора с половиной килограмма арбуза.
• Муму не могла есть, и Герасим ей помог.
• Квадратная скобка показывает, что минус бесконечность — самое левое число.
• Герасим утопил Му-му и приплясывая пошел в родную деревню…
• Папа Карло вырубил Буратино.
• Медведи увидели, что постель медвежонка измята, и поняли: здесь была Маша.
• В Индии, начиная с детства, женский род ходит с точками на лбу.
• Кругом было тихо, как будто все вымерли… Какая красота!
• Первый акт Софьи и Молчалина произошел под лестницей.
• В комнате громко тикали солнечные часы.
• Лоси забежали во двор и обделались от страха.
• Его глаза с нежностью смотрели друг на друга.
• Стихотворение написано в рифму, что нередко наблюдается у поэта.
• Суворов был настоящим мужчиной и спал с простыми солдатами.
• Плотность населения Австралии составляет 4 квадратных человека на один метр.
• Сзади у поросят находится

LiveInternetLiveInternet

8 сентября отмечают Международный День грамотности. Мы собрали коллекцию «перлов» от обратного — как говорить и писать неправильно

Международный день грамотности объявлен в 1966 году ЮНЕСКО, а провозглашен годом ранее в Тегеране на Международной конференции министров образования, основной темой которой была ликвидация неграмотности. Формально считается, что сейчас количество грамотных людей — четыре миллиарда из шести. Казалось бы, грамотность повальная, за исключением лишь младенцев. Но каковы рамки, уровни, ориентиры, чтобы назвать человека грамотным или безграмотным? Должен ли он для этого обладать обширными или элементарными познаниями во всех областях науки и жизни?

Мнения на этот счет могут быть разными, но вряд ли кто-то оспорит такой критерий, как владение родной речью. Нам, словесникам, особенно обидно «за великий и могучая русским языка», как принято обозначать вопиющее незнание оного. Работая с текстами, журналисты и филологи ненароком набирают целые коллекции из разряда «смех сквозь слезы».

Бывают такие хохмы, что неприлично опубликовать даже в шуточном материале. А ведь авторы тех косноречий вовсе не пытались хохмить или похабничать, они просто не учли расстановку слов в предложении, неверно использовали знаки препинания или путают созвучные определения. По моим наблюдениям, особо «модно» нынче писать приставки раздельно с остальной частью слова. Вот и получается, хоть стой, хоть падай: он ходил в зад и в перед.

Приведу отчаянное обращение преподавателя к ученикам. В контексте беседы двусмысленность о языке пропадает: «С языком нельзя так обращаться. Он вам будет мстить, а я буду его поддерживать». Давайте почитаем, за что мог бы мстить тот ярый поборник русской речи, посмеемся и сделаем выводы.

— Если муж увидит, что я опять пишу о нем в газету, он меня убьет, как это было уже не раз.

— Пока мушкетеры не привезли королеве подвески, она вешала на уши лапшу.

— Бойцы жалели голодных детей и давали им консервные банки.
— Уважаемая редакция, если, на ваш взгляд, мои произведения — несусветная глупость, выкидывайте. Всегда готов к дальнейшему сотрудничеству.
— У моей тети так болели суставы, что она еле-еле могла поднять руки над головой. С ногами было тоже самое.
— В первом классе каждый ребенок смотрит учительнице в рот, а потом куда угодно.
— Кролики в хозяйстве «Ивановское» размножаются быстро. Жители порой не поспевают за ними.
— Каждый третий мальчик у нас не доживает до 60 лет.
— В связи с ремонтом парикмахерской укладка женщин будет производиться в мужском зале.
— Ученики продолжают улучшать свои двойки.
— С Михаилом Юрьевичем Лермонтовым я познакомилась в детском саду.
— Нередки находки мастерских: в одной избе сапожника были найдены его остатки — кожа и шерсть.
— Бедная Лиза рвала цветы и этим кормила свою больную мать.
— Увидел в вашей газете письмо одного психа, и тоже решил написать — чем я хуже?!
— Машинист поезда и сам не мог толком объяснить, как он очутился на Анне Карениной.

— В заповеднике живут звери, которые уже вымерли.

— Еще при жизни он поражал своим удивительным долголетием.

— После гражданской войны страна стала восстанавливать разруху.

— В клетке сидит мой пернатый друг — хомячок.

— Мощности ВУЗа пока не хватает, чтобы всех посадить.

— Другая ситуация сложилась в другом городе-герое Севастополе.

— Яркие колготки вкупе с футболками и панамами на головах девушек.

— Требуются: бармен, официанты, повар на шашлыки.
— Осколок вытащили, подлечили — и снова на фронт.
— По данным социологов, средняя семья в современной России хочет иметь 2,5 ребенка, а имеет лишь полтора.
— За год в этом бассейне до тысячи детей захлебываются от удовольствия.
— Точным броском ноги вратарь ликвидировал возникшую угрозу.
— Антропологи считают, что человек произошел не просто от обезьяны, а от обезьяны-людоеда.
— Очаровательные бульдожки мальчики и девочки разного окраса привиты с документами.
— Артюхов пояснил, что из его автомашины похищены номера, бензонасос, провода и украденные около года назад крышка трамблера и зеркало.
— Водитель иномарки исчез с места аварии через лобовое стекло, не приходя в сознание.
— При аварии двое пассажиров погибли, а четверым помогают врачи.

— Участковый уполномоченный часто выступает перед учащимися с конкретными практическими примерами дурного поведения.
— Запомните номер телефона оперативной службы, занимающейся квартирными кражами в вашем районе.
— Кроме суда и прокуратуры никто не имеет права глумиться над человеком!
— Больных в семь утра закапывать всех (объявление в офтальмологическом отделении больницы).
— Ввиду холода в рентгеновском кабинете делаем только срочные переломы.
— Вы получите биотуалет по любому адресу в Москве в течение одного дня. А вместе с ним инструкцию на русском языке и квалифицированную демонстрацию.
— Делаем полиэтиленовые мешки по размеру заказчика.
— Уважаемые ведущие рубрики, напишите, что нужно делать, чтобы был правильным дефект речи?
— Завтра в 9.00 у магазина будет проводиться распродажа живых кур, по полторы на человека.

— Ларек «Вторсырья» принимает отбросы общества охотников и рыболовов в виде костей.

— Один звонок, и вам оформят свидетельство о смерти, изготовят венки!

— Продается немецкая овчарка. Недорого. Ест любое мясо. Особенно любит маленьких детей.

— Продаю коляску для новорожденного синего цвета.

— Продаются три поросенка, все разного пола.

— Совхоз «Солнечный» закупает телок от частных лиц черно-пестрой масти.

— Запрещается есть или кормить детей в течение всего времени пребывания в павильоне.

— Кондитерская фабрика приглашает на работу двух мужчин — одного для обертки, другого для начинки.

— Дети до пятилетнего возраста проходят в цирк на руках.

Топ-10 смешных отрывков из русской прозы и Топ-10 шуток от Пушкина

Скоро будет 176 лет с момента, когда 2 июня 1842 года вышел из печати первый том «Мёртвых душ» Николая Гоголя, история создания которого сама достойна стать сюжетом новой книги. И без того объёмный роман мог быть втрое длиннее, если бы автор приступил к написанию третьей части, как задумывал, и не сжёг второй том (четыре главы которого всё же сохранились в черновиках). Даже первая часть «Мёртвых душ» могла не дойти до читателей. В московском цензурном комитете заглавие романа встретило враждебное отношение: «Душа бессмертна – мёртвой души не может быть», — возмущались чиновники. А петербургские цензоры, наоборот, не нашли в названии ничего подозрительного, зато придрались к «Повести о капитане Копейкине», вошедшей в книгу.

Филолог Олег Лекманов выбрал самые остроумные фрагменты из «Мертвых душ», «Бесов», «Театрального романа» и других великих книг.

Николай Гоголь. «Мертвые души»

Николай Гоголь. «Похождения Чичикова, или Мертвые души». Москва, 1846 годУниверситетская типография

Павла Ивановича Чичикова знакомят с сыновьями помещика Манилова:

«В столовой уже стояли два мальчика, сыновья Манилова, которые были в тех летах, когда сажают уже детей за стол, но еще на высоких стульях. При них стоял учитель, поклонив­шийся вежливо и с улыбкою. Хозяйка села за свою суповую чашку; гость был посажен между хозяи­ном и хозяйкою, слуга завязал детям на шею салфетки.

— Какие миленькие дети, — сказал Чичиков, посмотрев на них, — а который год?

— Старшему осьмой, а меньшему вчера только минуло шесть, — сказала Манилова.

— Фемистоклюс! — сказал Манилов, обратившись к старшему, который старался освободить свой подбородок, завязанный лакеем в салфетку.

Чичиков поднял несколько бровь, услышав такое отчасти греческое имя, которому, неизвестно почему, Манилов дал окончание на „юс“, но постарался тот же час привесть лицо в обыкновенное положение.

— Фемистоклюс, скажи мне, какой лучший город во Франции?

Здесь учитель обратил все внимание на Фемистоклюса и, казалось, хотел ему вскочить в глаза, но наконец совершенно успокоился и кивнул головою, когда Фемистоклюс сказал: „Париж“.

— А у нас какой лучший город? — спросил опять Манилов.

Учитель опять настроил внимание.

— Петербург, — отвечал Фемистоклюс.

— А еще какой?

— Москва, — отвечал Фемистоклюс.

— Умница, душенька! — сказал на это Чичиков. — Скажите, однако ж… — продолжал он, обратившись тут же с некоторым видом изумления к Маниловым, — в такие лета и уже такие сведения! Я должен вам сказать, что в этом ребенке будут большие способности.

— О, вы еще не знаете его! — отвечал Манилов, — у него чрезвычайно много остроумия. Вот меньшой, Алкид, тот не так быстр, а этот сейчас, если что-нибудь встретит, букашку, козявку, так уж у него вдруг глазен­ки и забегают; побежит за ней следом и тотчас обратит внима­ние. Я его прочу по дипломатической части. Фемистоклюс, — продол­жал он, снова обратясь к нему, — хочешь быть посланником?

— Хочу, — отвечал Фемистоклюс, жуя хлеб и болтая головой направо и налево.

В это время стоявший позади лакей утер посланнику нос, и очень хорошо сделал, иначе бы канула в суп препорядочная посторонняя капля».

2Федор Достоевский. «Бесы»

Федор Достоевский. «Бесы». Санкт-Петербург, 1873 годТипография К. Замысловского

Хроникер пересказывает содержание философской поэмы, которую в молодости написал постаревший ныне либерал Степан Трофимович Верховенский:

«Сцена открывается хором женщин, потом хором мужчин, потом каких-то сил, и в конце всего хором душ, еще не живших, но которым очень бы хотелось пожить. Все эти хоры поют о чем-то очень неопреде­ленном, большею частию о чьем-то проклятии, но с оттенком высшего юмора. Но сцена вдруг переменяется, и наступает какой-то „Праздник жизни“, на котором поют даже насекомые, является черепаха с каки­ми-то латинскими сакрамен­тальными словами, и даже, если припомню, пропел о чем-то один минерал, — то есть предмет уже вовсе неодушевленный. Вообще же все поют беспрерывно, а если разговари­вают, то как-то неопределенно бранятся, но опять-таки с оттенком высшего значения. Наконец сцена опять переменяется, и является дикое место, а между утесами бродит один цивилизованный молодой человек, который срывает и сосет какие-то травы, и на вопрос феи: зачем он сосет эти травы? ответствует, что он, чувствуя в себе избыток жизни, ищет забвения и находит его в соке этих трав; но что главное желание его — поскорее потерять ум (желание, может быть, и излишнее). Затем вдруг въезжает неописанной красоты юноша на черном коне, и за ним следует ужасное множество всех народов. Юноша изображает собою смерть, а все народы ее жаждут. И, наконец, уже в самой последней сцене вдруг появляется Вавилонская башня, и какие-то атлеты ее наконец достраивают с песней новой надежды, и когда уже достраивают до самого верху, то обладатель, положим хоть Олимпа, убегает в комическом виде, а догадавшееся человечество, завладев его местом, тотчас же начинает новую жизнь с новым проникновением вещей».

3Антон Чехов. «Драма»

Антон Чехов. Сборник «Пестрые рассказы». Санкт-Петербург, 1897 годИздание А. С. Суворина

Мягкосердечный литератор Павел Васильевич принужден выслушивать длиннейшее драматическое сочинение, которое вслух зачитывает ему писательница-графоманка Мурашкина:

«— Вы не находите, что этот монолог несколько длинен? — спросила вдруг Мурашкина, поднимая глаза.

Павел Васильевич не слышал монолога. Он сконфузился и сказал таким виноватым тоном, как будто не барыня, а он сам написал этот монолог:

— Нет, нет, нисколько… Очень мило…

Мурашкина просияла от счастья и продолжала читать:

— „Анна. Вас заел анализ. Вы слишком рано перестали жить сердцем и доверились уму. — Валентин. Что такое сердце? Это понятие анатомическое. Как условный термин того, что называется чувствами, я не признаю его. — Анна (смутившись). А любовь? Неужели и она есть продукт ассоциации идей? Скажите откровенно: вы любили когда-нибудь? — Валентин (с горечью). Не будем трогать старых, еще не заживших ран (пауза). О чем вы задумались? — Анна. Мне кажется, что вы несчастливы“.

Во время XVI явления Павел Васильевич зевнул и нечаянно издал зубами звук, какой издают собаки, когда ловят мух. Он испугался этого неприличного звука и, чтобы замаскировать его, придал своему лицу выражение умилительного внимания.

„XVII явление… Когда же конец? — думал он. — О, боже мой! Если эта мука продолжится еще десять минут, то я крикну караул… Невыносимо!“

Но вот наконец барыня стала читать быстрее и громче, возвысила голос и прочла: „Занавес“.

Павел Васильевич легко вздохнул и собрался подняться, но тотчас же Мурашкина перевернула страницу и продолжала читать:

— „Действие второе. Сцена представляет сельскую улицу. Направо школа, налево больница. На ступенях последней сидят поселяне и поселянки“.

— Виноват… — перебил Павел Васильевич. — Сколько всех действий?

— Пять, — ответила Мурашкина и тотчас же, словно боясь, чтобы слушатель не ушел, быстро продолжала: „Из окна школы глядит Валентин. Видно, как в глубине сцены поселяне носят свои пожитки в кабак“».

4Михаил Зощенко. «В пушкинские дни»

Михаил Зощенко. «Избранное». Петрозаводск, 1988 год© Издательство «Карелия»

На литературном вечере, приурочен­ном к столетнему юбилею со дня гибели поэта, советский управдом выступает с торжественной речью о Пушкине:

«Конечно, я, дорогие товарищи, не историк литературы. Я позволю себе подойти к великой дате просто, как говорится, по-человечески.

Такой чистосердечный подход, я полагаю, еще более приблизит к нам образ великого поэта.

Итак, сто лет отделяют нас от него! Время действительно бежит неслыханно быстро!

Германская война, как известно, началась двадцать три года назад. То есть, когда она началась, то до Пушкина было не сто лет, а всего семьдесят семь.

А я родился, представьте себе, в 1879 году. Стало быть, был еще ближе к великому поэту. Не то чтобы я мог его видеть, но, как говорится, нас отделяло всего около сорока лет.

Моя же бабушка, еще того чище, родилась в 1836 году. То есть Пушкин мог ее видеть и даже брать на руки. Он мог ее нянчить, и она могла, чего доброго, плакать на руках, не предполагая, кто ее взял на ручки.

Конечно, вряд ли Пушкин мог ее нянчить, тем более что она жила в Калуге, а Пушкин, кажется, там не бывал, но все-таки можно допустить эту волнующую возможность, тем более что он мог бы, кажется, заехать в Калугу повидать своих знакомых.

Мой отец, опять-таки, родился в 1850 году. Но Пушкина тогда уже, к сожалению, не было, а то он, может быть, даже и моего отца мог бы нянчить.

Но мою прабабушку он наверняка мог уже брать на ручки. Она, представьте себе, родилась в 1763 году, так что великий поэт мог запросто приходить к ее родителям и требовать, чтобы они дали ему ее подержать и ее понянчить… Хотя, впрочем, в 1837 году ей было, пожалуй, лет этак шестьдесят с хвостиком, так что, откровенно говоря, я даже и не знаю, как это у них там было и как они там с этим устраивались… Может быть, даже и она его нянчила… Но то, что для нас покрыто мраком неизвестности, то для них, вероятно, не составляло никакого труда, и они прекрасно разбирались, кого нянчить и кому кого качать. И если старухе действительно было к тому времени лет под шесть­десят, то, конечно, смешно даже и подумать, чтобы ее кто-нибудь там нянчил. Значит, это уж она сама кого-нибудьнянчила.

И, может быть, качая и напевая ему лирические песенки, она, сама того не зная, пробудила в нем поэтические чувства и, может быть, вместе с его пресловутой нянькой Ариной Родионовной вдохновила его на сочинение некоторых отдельных стихотворений».

5Даниил Хармс. «Что теперь продают в магазинах»

Даниил Хармс. Сборник рассказов «Старуха». Москва, 1991 год© Издательство «Юнона»

«Коратыгин пришел к Тикакееву и не застал его дома.

А Тикакеев в это время был в магазине и покупал там сахар, мясо и огурцы. Коратыгин потоптался у дверей Тикакеева и собрался уже писать записку, вдруг смотрит, идет сам Тикакеев и несет в руках клеенчатую кошелку. Коратыгин увидел Тикакеева и кричит ему:

— А я вас уже целый час жду!

— Неправда, — говорит Тикакеев, — я всего двадцать пять минут как из дома.

— Ну уж этого я не знаю, — сказал Коратыгин, — а только я тут уже целый час.

— Не врите! — сказал Тикакеев. — Стыдно врать.

— Милостивейший государь! — сказал Коратыгин. — Потрудитесь выбирать выражения.

— Я считаю… — начал было Тикакеев, но его перебил Коратыгин:

— Если вы считаете… — сказал он, но тут Коратыгина перебил Тикакеев и сказал:

— Сам-то ты хорош!

Эти слова так взбесили Коратыгина, что он зажал пальцем одну ноздрю, а другой ноздрей сморкнулся в Тикакеева. Тогда Тикакеев выхватил из кошелки самый большой огурец и ударил им Коратыгина по голове. Коратыгин схватился руками за голову, упал и умер.

Вот какие большие огурцы продаются теперь в магазинах!»

6Илья Ильф и Евгений Петров. «Чувство меры»

Илья Ильф и Евгений Петров. «Чувство меры». Москва, 1935 год© Издательство «Огонек»

Свод гипотетических правил для тупых советских бюрократов (один из них, некий Басов, является антигероем фельетона):

«Нельзя же все приказы, распоряжения и инструкции сопровождать тысячью оговорок, чтобы Басовы не наделали глупостей. Тогда скромное постановление, скажем, о запрещении провоза живых поросят в вагонах трамвая должно будет выглядеть так:

„1. Запрещается во избежание штрафа провозить в вагонах трамвая живых поросят.

Однако при взимании штрафа не следует держателей поросят:

а) толкать в грудь;
б) называть мерзавцами;
в) сталкивать на полном ходу с площадки трамвая под колеса встречного грузовика;
г) нельзя приравнивать их к злостным хулиганам, бандитам и растратчикам;
д) нельзя ни в коем случае применять это правило в отношении граждан, везущих с собой не поросят, а маленьких детей в возрасте до трех лет;
е) нельзя распространять его на граждан, вовсе не имеющих поросят;
ж) а также на школьников, поющих на улицах революционные песни“».

7Михаил Булгаков. «Театральный роман»

Михаил Булгаков. «Театральный роман». Москва, 1999 год© Издательство «Голос»

Драматург Сергей Леонтьевич Максудов читает великому режиссеру Ивану Васильевичу, ненавидящему, когда на сцене стреляют, свою пьесу «Черный снег». Прототипом Ивана Васильевича послужил Константин Станиславский, Максудова — сам Булгаков:

«Вместе с надвигающимися сумерками наступила и катастрофа. Я прочитал:

— „Б а х т и н (Петрову). Ну, прощай! Очень скоро ты придешь за мною…

П е т р о в. Что ты делаешь?!

Б а х т и н (стреляет себе в висок, падает, вдали послышалась гармони…)“.

— Вот это напрасно! — воскликнул Иван Васильевич. — Зачем это? Это надо вычеркнуть, не медля ни секунды. Помилуйте! Зачем же стрелять?

— Но он должен кончить самоубийством, — кашлянув, ответил я.

— И очень хорошо! Пусть кончит и пусть заколется кинжалом!

— Но, видите ли, дело происходит в гражданскую войну… Кинжалы уже не применялись…

— Нет, применялись, — возразил Иван Васильевич, — мне рассказывал этот… как его… забыл… что применялись… Вы вычеркните этот выстрел!..

Я промолчал, совершая грустную ошибку, и прочитал дальше:

— „(…моника и отдельные выстрелы. На мосту появился человек с винтовкой в руке. Луна…)“

— Боже мой! — воскликнул Иван Васильевич. — Выстрелы! Опять выстрелы! Что за бедствие такое! Знаете что, Лео… знаете что, вы эту сцену вычеркните, она лишняя.

— Я считал, — сказал я, стараясь говорить как можно мягче, — эту сцену главной… Тут, видите ли…

— Форменное заблуждение! — отрезал Иван Васильевич. — Эта сцена не только не главная, но ее вовсе не нужно. Зачем это? Ваш этот, как его?..

— Бахтин.

— Ну да… ну да, вот он закололся там вдали, — Иван Васильевич махнул рукой куда-то очень далеко, — а приходит домой другой и говорит матери — Бехтеев закололся!

— Но матери нет… — сказал я, ошеломленно глядя на стакан с крышечкой.

— Нужно обязательно! Вы напишите ее. Это нетрудно. Сперва кажется, что трудно — не было матери, и вдруг она есть, — но это заблуждение, это очень легко. И вот старушка рыдает дома, а который принес известие… Назовите его Иванов…

— Но… ведь Бахтин герой! У него монологи на мосту… Я полагал…

— А Иванов и скажет все его монологи!.. У вас хорошие монологи, их нужно сохранить. Иванов и скажет — вот Петя закололся и перед смертью сказал то-то, то-то и то-то… Очень сильная сцена будет».

8Владимир Войнович. «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина»

Владимир Войнович. «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Париж, 1975 год© Издательство YMCA-Press

Полковник Лужин пытается выудить из Нюры Беляшовой сведения о мифическом фашистском резиденте по имени Курт:

«— Ну что же. — Заложив руки за спину, он прошелся по кабинету. — Вы все-таки. Откровенно со мной не хотите. Ну что ж. Мил насильно. Не будешь. Как говорится. Мы вам помочь. А вы нам не хотите. Да. А между прочим, Курта случайно не знаете, а?

— Кур-то? — удивилась Нюра.

— Ну да, Курта.

— Да кто ж кур-то не знает? — Нюра пожала плечами. — Да как же это можно в деревне без кур-то?

— Нельзя? — быстро переспросил Лужин. — Да. Конечно. В деревне без Курта. Никак. Нельзя. Невозможно. — Он придвинул к себе настольный календарь и взял ручку. — Как фамилия?

— Беляшова, — сообщила Нюра охотно.

— Беля… Нет. Не это. Мне нужна фамилия не ваша, а Курта. Что? — насупился Лужин. — И это не хотите сказать?

Нюра посмотрела на Лужина, не понимая. Губы ее дрожали, на глазах опять появились слезы.

— Не понимаю, — сказала она медленно. — Какие же могут быть у кур фамилии?

— У кур? — переспросил Лужин. — Что? У кур? А? — Он вдруг все понял и, спрыгнув на пол, затопал ногами. — Вон! Вон отсюда».

9Сергей Довлатов. «Заповедник»

Сергей Довлатов. «Заповедник». Анн-Арбор, 1983 год© Издательство «Эрмитаж»

Автобиографический герой работает экскурсоводом в Пушкинских Горах:

«Ко мне застенчиво приблизился мужчина в тирольской шляпе:

— Извините, могу я задать вопрос?

— Слушаю вас.

— Это дали?

— То есть?

— Я спрашиваю, это дали? — Тиролец увлек меня к распахнутому окну.

— В каком смысле?

— В прямом. Я хотел бы знать, это дали или не дали? Если не дали, так и скажите.

— Не понимаю.

Мужчина слегка покраснел и начал торопливо объяснять:

— У меня была открытка… Я — филокартист…

— Кто?

— Филокартист. Собираю открытки… Филос — любовь, картос…

— Ясно.

— У меня есть цветная открытка — „Псковские дали“. И вот я оказался здесь. Мне хочется спросить — это дали?

— В общем-то, дали, — говорю.

— Типично псковские?

— Не без этого.

Мужчина, сияя, отошел…»

10Юрий Коваль. «Самая легкая лодка в мире»

Юрий Коваль. «Самая легкая лодка в мире». Москва, 1984 год© Издательство «Молодая гвардия»

Группа друзей и приятелей главного героя рассматривает скульптурную композицию художника Орлова «Люди в шляпах»:

«— Люди в шляпах, — сказала Клара Курбе, задумчиво улыбаясь Орлову. — Какой интересный замысел!

— Все в шляпах, — заволновался Орлов. — И у каждого под шляпой свой внутренний мир. Видите этого носатого? Носатый-то он носатый, а под шляпой у него все равно свой мир. Как думаете, какой?

Девушка Клара Курбе, а за нею и остальные пристально оглядели носатого члена скульптурной группы, прикидывая, какой у него внутренний мир.

— Ясно, что в этом человеке происходит борьба, — сказала Клара, — но борьба непростая.

Все снова вперились в носатого, размышляя, какая в нем может происходить такая уж борьба.

— Мне кажется, это борьба неба и земли, — пояснила Клара.

Все замерли, и Орлов растерялся, не ожидая, видно, от девушки такой силы взгляда. Милиционер же художник отчетливо остолбенел. Ему, пожалуй, и в голову не приходило, что небо и земля могут бороться. Краешком глаза глянул он на пол, а после на потолок.

— Все это правильно, — чуть заикаясь, сказал Орлов. — Точно подмечено. Именно — борьба…

— А под той кривой шляпой, — продолжала Клара, — под той борьба огня с водой.

Милиционер с граммофоном окончательно пошатнулся. Силою своих взглядов девушка Клара Курбе решилась затмить не только граммофон, но и скульптурную группу. Милиционер-художник обеспокоился. Выбравши одну из шляп попроще, он ткнул в нее пальцем и сказал:

— А под этой происходит борьба добра со злом.

— Хэ-хэ, — ответила Клара Курбе. — Ничего подобного.

Милиционер поежился и, закрыв рот, воззрился на Клару.

Орлов толкнул локтем Петюшку, который чем-то хрустел в кармане.

Вглядываясь в скульптурную группу, Клара молчала.

— Под этой шляпой происходит нечто иное, — замедленно начала она. — Это… борьба борьбы с борьбой!»

Источник

Топ-10 шуток Пушкина

Филолог Алина Бодрова выбрала самые яркие и при этом разноплановые остроты Пушкина из писем и воспоминаний о поэте

Самому подробному комментированному изданию переписки Пушкина, которое еще в 1920-е годы готовил выдающийся ученый и архивист Борис Модзалевский, предпослан пушкинский же эпиграф: «Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная». В случае с Пушкиным это занятие тем увлекательнее, что его холодные (и не очень) наблюдения ума блещут замечательной остротой и шутками с желчью пополам. Его шутки прежде всего словесные, основанные на игре с различными стилями и реги­страми языка, неожидан­ном совмещении омонимов или раз­ных зна­чений слов, языковых каламбу­рах. Они свидетельствуют не только о внимании Пуш­кина к языку и его постоянной словесной работе — в экс­пром­тах, пись­мах и так далее, — но и о завидной самоиронии, искусстве смеяться над сво­ими сочинениями и быть не всегда серьезным. Колкие пушкинские шутки, часто превращав­шиеся в эпиграммы, не всегда нравились их адресатам, но сам Пушкин чужое остроумие очень ценил и с удовольствием обме­ни­вался каламбурами и шутками в письмах и разго­ворах.

Пушкин-лицеист. Гравюра Владимира Фаворского. 1935 год© Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

1

За ужином объелся я,
А Яков запер дверь оплошно —
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно, и тошно.

Этот шуточный экспромт, сочиненный в 1818 году как бы от лица Василия Жуковского, которого осаждали молодые стихотворцы, в том числе лицейский друг Пушкина поэт Вильгельм Кюхельбекер, известен по воспоминаниям Влади­мира Даля и Николая Греча. Даль рассказывал, что «однажды Жуковский куда-то был зван на вечер и не явился. Когда его после спросили, отчего он не был, Жуковский отвечал: „Я еще накануне расстроил себе желудок; к тому же пришел Кюхельбекер , и я остался дома“». Это рассме­шило Пушкина, и он стал преследовать неотвязчивого поэта стихами, за кото­рые обиженный Кюхельбекер будто бы вызвал Пушкина на дуэль. Друзья, разумеется, вскоре помирились, но выражение «мне кюхельбекерно» Пушкин еще не раз потом использовал в письмах. «Кюхельбекерно мне на чужой стороне», — например, писал он брату Льву 30 января 1823 года из Кишинева.

2

«…скажи Слёнину , чтоб он мне… препроводил, в том числе и „Талию“ Булгарина. Кстати о талии: на днях я мерился поясом с Евпраксией, и тальи наши нашлись одинаковы. След<ственно>, из двух одно: или я имею талью 15-летней девушки, или она талью 25-летнего мужчины. Евпраксия дуется и очень мила…»

Льву Пушкину, ноябрь 1824 года

Ценные сведения об объеме своей талии и талии своей соседки по псковскому имению Евпраксии Вульф Пушкин сообщал брату в письме из своей усадьбы Михайловское. Замечательно, что шутка про пояса подготовлена словесным каламбуром. Пушкин просит брата о присылке ему новых альманахов (в том числе театрального альманаха «Русская Талия», который издавал Фаддей Булгарин и в котором состоялась первая публикация отрывка из грибоедов­ского «Горя от ума») и от «Русской Талии» переходит к талии собственной.

3

«Кстати: Баратынский написал поэму (не прогневайся — про Чухонку), и эта чухонка, говорят, чудо как мила. — А я про Цыганку; каков? пода­вай же нам скорей свою Чупку — ай да Парнас! ай да героини! ай да чест­ная компания! Воображаю, Аполлон, смотря на них, закричит: за­чем ведете мне не ту? А какую ж тебе надобно, проклятый Феб? гре­чан­ку? италианку? чем их хуже чухонка или цыганка <П**** одна — е**!>, т. е. оживи лучом вдохновения и славы».

Аркадию Родзянке, 8 декабря 1824 года

Таким экстравагантным образом Пушкин сообщает своему петербургскому приятелю по обществу «Зеленая лампа» и поэту Аркадию Родзянко о своей и Баратынского параллельной работе над романтическими поэмами с экзоти­ческими герои­нями. Вынужденно пребывающий на службе в Финляндии Баратынский пишет в это время поэму «Эда» — о несчастной любви финской девушки («чухонки») и русского гусара, а сам Пушкин продолжает работать над поэмой «Цыганы». А вот о ком сочиняет поэму адресат письма — не вполне понятно: Родзянка ее не дописал, наброски не сохранились. Высказывались предположения, что «чупка» — это «чубка» (от «чуб»), т. е. украинка, а может быть, имелась в виду какая-то финно-угорская народность.

4

«Нынче день смерти Байрона — я заказал с вечера обедню за упокой его души. Мой поп удивился моей набожности и вручил мне просвиру, вынутую за упокой раба божия боярина Георгия».

Петру Вяземскому, Михайловское, 7 апреля 1825 года

Об этой обедне, заказанной в церкви села Воронич за упокой души Байрона, который в прошлом, 1824 году скончался в греческом городе Миссолунги, Пушкин с удоволь­ствием сообщал не только своему давнему приятелю и почи­та­телю Байрона Петру Вяземскому, но и брату Льву. Из письма послед­нему известно, что в пушкинской шалости приняла участие и тригор­ская соседка Пушкиных Анна Вульф, так что «в обеих церквах Триг<орского> и Вор<онича> происходили молебствия».

5

Семейственной любви и нежной дружбы ради
Хвалю тебя, сестра! не спереди, а сзади.

Этот шуточный экспромт Пушкин послал в письме брату Льву от 7 апреля 1825 года с просьбой продемонстрировать его и их общей сестре, Ольге Сергеевне, а затем письмо сжечь. Следом в письме Пушкин предлагал и более универсальный вариант стихотворного комплимента:

Почтения, любви и нежной дружбы ради
Хвалю тебя, мой друг, и спереди и сзади.

Александр Пушкин. Акварель Петра Соколова. 1836 годWikimedia Commons

6

«Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши и кричал, ай-да Пушкин, ай-да сукин сын!»

Петру Вяземскому, около 7 ноября 1825 года

Эту емкую формулу автопохвалы Пушкин создает, закончив в Михайловском первую редакцию трагедии «Борис Годунов».

7

«…стыдное дело. Сле-Пушкину дают и кафтан, и часы, и полумедаль, а Пушкину полному — шиш».

Петру Плетневу, 3 марта 1826 года

Пушкина очень раздражала долгая удаленность от столиц и жизни и отсут­ствие высшего внимания даже после смерти его главного гонителя — царя Александра I. Узнав в Михайловском о наградах, полученных поэтом-само­учкой Федором Слепушкиным за сборник стихотворений под названием «Досуги сельского жителя», он досадовал на это в письме критику и издателю Плетневу.

8

«Правда ли, что Баратынский женится? боюсь за его ум. Законная <п****> — род теплой шапки с ушами. Голова вся в нее уходит. Ты, может быть, исключение. Но и тут я уверен, что ты гораздо был бы умнее, если лет еще 10 был холостой. Брак холостит душу».

Петру Вяземскому, Михайловское, вторая половина мая 1826 года

Такими афоризмами о браке встретил Пушкин новость о скорой женитьбе поэта Баратынского.

9

У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармазаном макарони,
Да яишницу свари.

На досуге отобедай
У Пожарского в Торжке,
Жареных котлет отведай (именно котлет)
И отправься налегке.

<…>

У податливых крестьянок
(Чем и славится Валдай)
К чаю накупи баранок
И скорее поезжай, —

советовал Пушкин своему московскому приятелю Сергею Соболевскому в письме от 9 ноября 1826 года, представляющем собой длинный ряд реко­мендаций на дорогу от Москвы до Новгорода в куплетной форме. Но, по мне­нию Пушкина, этих гастрономических радостей для спасения от скуки недо­статочно: «На каждой станции советую из коляски выбрасывать пустую бутылку; таким образом ты будешь иметь от скуки какое-нибудь занятие».

10

Мне изюм
Нейдет на ум,
Цуккерброд
Не лезет в рот,
Пастила нехороша
Без тебя, моя душа.

Этот мадригал, обращенный к Анне Керн, вспоминают довольно часто, гораздо реже — обстоятельства его создания. Между тем это шуточное шестистишие, как и двустрочное «Вези, вези, не жалей, / Со мной ехать веселей», Пушкин записал на одном из первых листов своего экземпляра французского перевода поэм «Ахиллеида» и «Сильвы» римского поэта Стация. Запись была сделана в лицейскую годовщину — 19 октября 1828 года, когда Пушкин (впервые после отъезда из Петербурга в 1820 году) посетил лицейский праздник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *