Пеленание укутывание заворачивание

los123

Эксперимент с пеленанием:

Перед экспериментом был страх лежать 3 часа в неподвижности, казалось что сама по себе длительная неподвижность — это достаточная пытка. Когда приехал к Волке страха эксперимента не было. Во время эксперимента негативные эмоции решил не сдерживать – просто хотел наблюдать, что с ними происходит.
Волка меня запеленала таким образом что я мог двигать головой из стороны в сторону, чуть-чуть мог двигать плечами, чуть пальцами рук (например почесать бедра) и мог чуть согнуть ноги в коленях. Никаких других движений я совершать не мог. Сверху Волка меня накрыла легким одеялом.

То что я испытывал в момент эксперимента я оценивал по десятибалльной шкале.

Записи по эксперименту (начало в 2 дня)

2:15
— После 10 минут неподвижного лежания и смотрения на дерево, которое нависало сверху в окне возникли мысли: «Интересно, состояние мне нравится – неподвижность не воспринимается как что-то ужасное, наоборот – возникает состояние успокоенности». Мне нравится так лежать. Возникло разочарование, я был уверен, что все дети страдают от того что их пеленают, но мое состояние наоборот – классное. Из-за ограниченности в движениях возникло восприятие того что у меня ‘усилились’ зрительные восприятия – как будто я мог физически воспринимать то, что вижу.
Пришла Волка и предложила закрыть окно занавесками, чтобы я не отвлекался на классные лапы дерева. Я согласился. Как только окно оказалось закрытым у меня сразу возникло беспокойство на 3.

2:20
— Неприятные ощущения в шее на 3-4, возникла ясность, что я ничего не могу сделать, чтобы эти ощущения как-то поменять. К этому возникло безразличие – казалось что ‘поболит и точно пройдет’.
— Ясность что ребенок никак не может сказать матери что у него не так — что ему не нравится и что хочется поменять в положении тела. Когда Волка меня заворачивала в простыню, то она оставила бугор простыни прямо под позвоночником. Я мог ей точно объяснить, где конкретно у меня возникли неприятные ощущения, и даже в этом случае она не сразу нашла где простыня скомкалась. Очевидно, что ребенок, который не может говорить, просто будет это терпеть.
— Левая рука затекла в области кисти, подвигал немного пальцами и неприятные ощущения исчезли.

2:35
— Начинает немного не хватать воздуха – это кажется случайностью, как будто просто захотелось зевать. Неожиданно стало ясно, что глубоко дышать можно, но неприятно, так как простыня стягивает область живота и груди. Приходится делать дополнительное усилие для глубокого вдоха.
После десяти минут лежания с закрытой занавеской (в комнате было светло, занавеска просто закрывала дерево) громкие звуки за окном начали вызывать всплески страха. А знаю, что повода для страха нет, но из-за невозможности двигаться возникают иррациональные страхи, полная беспомощность и невозможность двигаться эти страхи усиливают. Захотелось перевернуться на бок, чтобы успокоить себя тем, что беспомощность преодолима, но перевернуться не смог. Удалось только дернуться под одеялом и ощутить как меня крепко держит обвязанная простыня. Успокоил себя тем, что недостаточно сильно дернулся, отложил попытку перевернуться на потом.

2:55
— Снова страхи от громких звуков, на этот раз сильнее. Протяженность страхов увеличивается из-за восприятия беспомощности. Есть рассудочная ясность, что бояться нечего, но это не помогает, страхи все равно возникают.
— Возникает испуг от того, что страх может выйти из под контроля. Всплески страхов возникают даже от того, что я могу легко объяснить – на кровать вскочил кот; я знаю что это кот, но я его не вижу и страх возникает на 4. Кажется, что и кот и громкие звуки ‘сами по себе’ могут со мной что-то сделать.
— Мне это кажется невероятным, но приходы и уходы Волки из комнаты начинают восприниматься как угроза мне. Я начинаю ее бояться – все из-за того, что не могу пошевелиться.
— Горло пересохло на 3. Хочется пить, но попросить и показать не могу. Неприятно на 2-3 глотать сухую слюну.
— Тело преет на 3, потные кисти рук касаются тела, это неприятно на 3-4.
— Начинает болеть голова, пока это не мешает.

3:05
— Тяжело дышать, постоянная зевота. Зевать тоже неприятно так как одеяло на дает вздохнуть полной грудью.
— Вспотел на 4-5. Лицо чешется на 4-5, тоже очень неприятно, но ничего сделать не могу.
— Ветел головой, чтобы почесать ее обо что-нибудь, ничего не вышло.

3:16
— Воздух в комнате сопрел, дышать тяжело и неприятно. Волка говорит, что с ее точки зрения воздух совершенно не кажется спертым (когда заходишь в комнату) и желания сделать так, чтобы его стало больше не возникает. А я в нем задыхаюсь, мне жарко, тело потное и таким воздухом дышать неприятно.
— Постоянная зевота, я начинаю не находить себе места, хочется вырваться.
— Хочется дышать все время открытым ртом, но так тоже дышать неприятно – из-за того что горло сухое и воздух неприятно скребет горло.
— Сильно вспотел, тело мокрое на 5-6.
— Неожиданно поймал себя на мысли что «ничего страшного тут нет, можно и помучаться». Блин, я хочу чтобы другие люди тоже мучились. Это дедовщина – сам отмучаюсь, а потом буду смотреть как это будут делать другие.

3:26
— Единственная причина, по которой я не впадаю в истерику и не дергаюсь судорожно под одеялом – это понимание того что это невозможно, я все равно не смогу ничего изменить. Очень хочется дернуться так чтобы вырваться и чтобы все это кончилось.
— Тело вспотело так, что пот затек в попу, это неприятно на 4-5 – он там, и я даже дотронуться до того места не могу.
— Рот пересох на 6.
— Неожиданно возникает ‘вертолет’ – такое бывает когда перепьешь алкоголя и тебя начинает крутить в воздухе и заносить назад, хотя знаешь, что лежишь на горизонтальной не двигающейся поверхности. Прошло через 10 секунд.
— Голова фоном гудит и кружится на 2-3.

3:36
— Вспышки бессилия вперемежку с бешенством.
— Все негативные эмоции начинают переживаться как «пожар» — они возникают моментально, захватывают меня целиком, длятся дольше и интенсивней.
— В попе мокро на 5, очень неприятно, всплеск сильной обиды за то что со мной это делают. Неожиданно я понял, что у меня ненависть к Волке когда думаю о ней как о матери, от которой зависит мое состояние. Враждебность к Волке на 4-5.
— Громка мысль – «Как можно любить того, кто с тобой это делает!!!»

3:44
— Негативные эмоции зашкаливают. Самая сильная – жалость к себе на 9. Несколько раз звал Волку, она не шла и каждый раз, когда я понимал что крик остается без ответа, возникала сильная обида и злость на нее. Хотелось кричать «Почему ты не идешь, неужели ты не понимаешь как мне здесь плохо и невыносимо!?».
— Злость и ненависть к Волке сменились на апатию и на безразличие к тому, что со мной происходит.
— Спать совсем не хочется. Сделал несколько попыток заснуть, так как были мысли, что это единственный способ отключиться от этого кошмара; хотелось забыться каким угодно образом, лишь бы это прекратилось, и сон воспринимался как единственно возможный выход.
— Мысль о том, что пеленание со мной еще раз повториться приводит к желанию громко кричать «Нет».
— Начало эксперимента кажется очень далеким, я не верю что это длится ‘только’ полтора часа.
3:58
— От матери зависит все – она и спаситель и рабовладелец в одном лице. Именно так я начинаю воспринимать Волку.
— Глова болит на 3-4.

4:04
— Если бы я был ребенком, который мог говорить, то я сказал бы следующее своим родителям: «Вы что, охуели? Как можно быть настолько тупым и думать что запеленав меня в два слоя мне не будет жарко и потно? Каким безразличием нужно обладать к собственному ребенку чтобы не сделать очень простую вещь – не знаешь каково будет ребенку в таких условиях, так возьми и замотай себя на 2 часа! Очень просто понять что я испытываю, почему же ты этого не делаешь?»
— Хочется биться в истерике под одеялом.
— Неприятные ощущения стали постоянными и не проходящими – они мне настолько мешают и настолько неприятны, что я начинаю двигаться всем телом просто чтобы отвлечь его от того, что с ним происходит. После того как устал от этих движений, то впал в полную апатию к тому что со мной происходит, хочется просто уставиться в потолок..

4:15
— Захотелось дернуться под одеялом так чтобы перевернуться на бок, чтобы хоть как-то сменить положение. Сильно дернулся под одеялом, но ни перевернуться, ни сменить положение не удалось.
— Неожиданно я понял почему дети кряхтят – им очень хуево, а сказать они ничего не могут. Я вспомнил, что раньше у меня вызывало умиление то что дети «по-детски кряхтят». Человек мучается, на него смотрят и испытывают умиление.

4:24
— Смирение с тем что во мной происходит и безразличие ко всему вокруг.
— Попросил Волку принести пол стакана теплой виды и вылить мне в район пояса, чтобы сымитировать, что чувствует ребенок когда писает на себя. Неожиданно мне стало ясно – я совсем не чувствую вылитую на меня жидкость и это происходит потому, что я сам вспотел на 8. Потрогал кистями бедра, они скользкие на 8 от пота.
— Ясно что все что пишут про памперсы и подгузники – фигня. Я вспотел на 8, с меня стекает вода, никакой циркуляции воздуха нет – не может там тело быть сухим, какой ты подгузник на ребенка ни надень.

4:32
— Горло пересохла на 7-8, вся поверхность спины чешется на 6-7, хочется как-нибудь вывернуться так, чтобы это прекратить, пусть даже ценой вывернутой руки или сильной боли в другом месте. Хочется плакать от жалости к себе. Это длилось минуту и прошло само. Снова вспышка безразличия и апатии.
— Снова вспышка бешенства, мне кажется что эмоции настолько неконтролируемы, что в порыве бешенства я запросто могу себе сделать больно. Каждый такой всплеск сменяется апатией и безразличием.
— Жарко на 8. Несколько раз ощущал отчетливый стук собственного сердца.
— Снова сделал отчаянное усилие перевернуться на бок – не смог.

4:41
— Очень хочется от всего этого мучения отключиться. Пытался ‘поймать момент’ и заснуть когда возникла апатия. Не удается все равно – слишком сильные фоновые неприятные ощущения в теле.
— Снова чешется все тело – в этот раз это длилось 2-3 минуты. Неприятно дышать, жарко. Хочется дышать только ртом, но достаточное количество воздуха все равно не забрать.

4:45
— Тело сопрело на 8-9.
— 3 минуты снова судорожно двигался под одеялом чтобы отвлечь его от сильных неприятных ощущений. Стоило остановиться, как неприятные на 9-10 ощущения моментально возобновлялись. Только и думаю о том, когда эксперимент закончится.
— Мысли о том что это настоящая пытка. Ясность, что если это будет повторяться со мной изо дня в день, то я буду готов на все – возможно даже на уничтожение человека, который со мной это делает. Не было мыслей об уничтожении Волки, но было ясно, что «на что угодно готов» то и означает.

5:00
— Эксперимент закончился. Волка сняла с меня одеяло, начала щупать простыню и сказала «Ты пиздец какой мокрый».
— Я сразу пошел в душ. Когда смывал пот то возникла брезгливость на 10, мне казалось, что я смываю какие-то болезненные выделения. Пописал в душе и неожиданно понял, что свою мочу я воспринимаю как что-то очень болезненное и противное, к ней возникало отвращение на 10 и ее желтый цвет на полу казался отвратительным. Хотелось чтобы она побыстрее исчезла. Ко всему телу возникает отвращение – хочется смыть с себя всю эту гадость и навсегда избавиться от нее.

После эксперимента – фоново держалось состояние агрессии, было легко представить как я иду по улице и пинаю что-то ногами. Блин. Это всего 3 часа. Волка сказала, что такое с детьми проделывают не каждый день, а каждый день по два раза. Около полу часа у меня было состояние шока, я помылся в душе, сидел говорил с Волкой, с балкона залетал классный прохладный летний ветер и я все равно не мог поверить, что я не связан там на матрасе.

В детстве все были, когда маленькими лялечками, которых лелеяли мамочки, возили в колясочках, с сосочкой во рту, но не многие помнят это время. Все дети стремятся как можно быстрее выйти из младенческого возраста и стать более, менее самостоятельными. «Сосунков», которые долгое время находятся под сильной опекой мамы, не любят. Как правило, после 3 лет дети уже не нуждаются в соске, в ручном кормлении, в активном ухаживании мамой. Но я особым был ребенком и у меня период младенчества сильно затянулся, во-первых моя мама хотела, чтобы я дольше оставался грудным ребёночком поэтому она меня продолжала пеленать во фланелевые пеленочки и укутывать в байковые одеяльца, во-вторых она меня кормила своим грудным молоком до 4-х лет и в-третьих я в своем младенческом состоянии был очень спокойным лежал в своей колясочке и причмокивал соску-пустышку, да и мне самому нравилось находиться в мягких фланелевых пеленках и байковых одеяльцах, попросту говоря я не возражал, что дольше оставался маленькой лялечкой. Мне стало нравилось, когда меня вместо подростковой одежды, пеленали во фланелевые пеленочки, укутывали в байковые детские одеяльца и перевязывали голубой лентой красивыми бантами. Я любил в пеленочках и одеяльцах часами сосать соску-пустышку или причмокивая сосать мамину сисю, любил сосать из бутылочки с соской молочную смесь заменитель грудного молочка, как настоящая маленькая лялечка. Я любил в пеленочках и одеяльцах с соской во рту засыпать в младенческой колясочке. До шести лет в детском садике меня возили в колясочке и фланелевых пеленочках и байковых одеяльцах в ясельную группу, где я по-прежнему продолжал быть, младенцем лялькой, а мама меня пеленала во фланелевые пеленочки и заворачивала в байковые одеяльца. Мне нравилось, когда меня вывозили на прогулку в младенческой коляске во фланелевых пеленочках, укутанного в байковые детские одеяльца и перевязывали голубой лентой с сосочкой во рту. Мама с папой качали меня на ручках завернутого в пеленочки и одеяльца, когда я не мог сам заснуть. Мама качала на ручках, припевая колыбельную, и под эту песню с соской во рту я постепенно засыпал. А ещё частенько бывало так, мама меня пеленала в пеленочки, и я спал прямо в детской коляске с сосочкой! Было это, и тогда когда я был в старшей группе детского сада. Все мои сверстники в этом возрасте были уже вполне самостоятельными. А я еще находился в возрасте младенца, лялечки уютно лежащий во фланелевых пеленочках и байковых одеяльцах в колясочке и сосавший соску-пустышку и мне мое младенческое состояние чертовски нравилось, и я не хотел от этого отказываться.

А родители мне всегда говорили, что я у них просто мальчишка лялечка и они меня будут всегда пеленать в пеленки и заворачивать в одеяльца как лялечку. – Мам, спросил я, а можно так сделать, чтобы я был лялечкой? – Все можно сыночек! – Ура закричал я, Я ЛЯЛЕЧКА! – Будешь, будешь — произнесла мама и простыми движениями стала расстилать на кровати фланелевые пелёнки, расстелив пеленки – мама позвала меня ну иди ко мне мой сыночек лялечка, подойдя к маме, она взяла меня и положила на кровать, затем она начала заворачивать меня в пелёнки на много слоёв. Чем больше раз она обворачивала вокруг меня пелёнки, тем сложнее мне становилось двигаться. Затем сверх пелёнок мама меня завёрнула в несколько детских одеял. А затем мама обмотала меня голубой лентой и завязала ее красивым бантом. Вот так я ученик 2-го класса школы стал лялечкой, меня запеленали как младенца! И мама уже начала готовить коляску, чтобы положить меня туда. Она освободила там место, и затем взяла меня запелёнутого на ручки, и поместила в коляску. И стала укачивать меня как лялечку в коляске. И соска тут же оказалась у меня во рту, и я как младенец лялечка стал сосать и причмокивать сосочку и я получал от этого наслаждение, что я снова лялечка. Около часа мама с папой укачивала меня как младенца, а сами в это время смотрели телевизор. А я всё это время активно сосал соску. Мама с умилением и улыбкой смотрела на меня. Внезапно мама встала с дивана и обращаясь к моему отцу произнесла – Мы сейчас с нашей лялечкой Серёженькой пойдём гулять на улицу. Ведь лялечкам нужны прогулки на свежем воздухе — сказала мама, улыбаясь. В результате мама на самом деле повезла меня в коляске на прогулку. Я был в восторге от того, что мама со мной лежащим в коляске будет гулять на улице и в коляске будет по двору катать мама. Меня вывозит на прогулку мама в младенческой коляске, как настоящую ляльку, с сосочкой во рту! Мама вывела коляску из подъезда и медленно пошла с коляской по двору. Что происходило вокруг на улице видеть я не мог, я лежал в младенческой коляске и активно продолжал сосать сосочку во рту глаза были закрыты, но зато я отчётливо слышал голоса моих друзей, которые продолжали играли в это время во дворе. Придя домой, мама первым делом спросила не мокрый ли я? И покачал головой, ответив, что нет. Тогда мама оставила меня лежать в коляске спелёнутым. Качать меня в коляске стал папа, а мама пошла на кухню, оставив меня с папой. Прошло где-то около часа, в течение которого я лежал в коляске завернутый в пеленки и одеяльца как лялечка. Мама вернулась в комнату с бутылочкой в руках, на конце которой была соска. Такими кормят грудных младенцев. — Я тебе принесла молочка, моя лялечка Серёженька. — сказала мама. Вытащив у меня изо рта соску пустышку, мама засунула мне в рот соску с бутылочкой, при этом постоянно придерживая бутылку рукой, чтобы мне было удобно пить молочко. Поначалу я не понимал, что нужно делать, но мама сказала, чтобы я активно сосал соску, чтобы выпить всё молочко. Я сосал соску и пил молочко как маленькая лялечка. Молочко заходило в меня очень маленькими порциями, поэтому мне приходилось сосать очень активно. Выпив все молоко из бутылочки, я стал хныкать как лялечка. Мама вытащила из моего рта соску с бутылкой и дала мне соску пустышку и я принялся ее чмокать и сосать как младенец.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *